История Императорский Фарфоровый Завод

Вы здесь: Коллекция / Imperial Porcelain / История

Информация о истории Императорского Фарфорового Завода взята с официального сайта www.ipm.ru

1744 - год основания

 

Императорский фарфоровый завод, основанный в 1744 году в Санкт-Петербурге по указу дочери Петра Великого императрицы Елизаветы стал первым фарфоровым предприятием в России и третьим в Европе.

Именно здесь талантливый русский ученый Д.И.Виноградов (1720–1758) открыл секрет изготовления «белого золота». Он впервые в истории керамики составил научное описание фарфорового производства, близкое к новейшим понятиям керамической химии. Фарфор, созданный Виноградовым, по качеству не уступал саксонскому, а по составу массы  приготовленной из отечественного сырья, приближался к китайскому.

В первые годы на Невской порцелиновой мануфактуре изготавливали мелкие вещи, в основном табакерки для императрицы Елизаветы Петровны, которые она, в свою очередь, дарила приближенным и отправляла в качестве дипломатических подарков. С 1756 года, когда Виноградову удалось построить большой горн, стали изготавливать более крупные предметы. К этому времени относится и создание первого сервиза «Собственного», принадлежавшего лично императрице.

1760-1796

для Двора

1801 - 1825

 

В период царствования Александра I (1801–1825) заводом управлял доверенное лицо императора граф Д.Гурьев. При нем началась большая реорганизация завода, которая проводилась под руководством профессора технологии Женевского университета Ф.Гаттенбергера. Для привлечения лучших отечественных и иностранных мастеров Гурьев не жалел средств.

Заведовать скульптурной палатой назначили профессора Академии художеств С.Пименова, одного из выдающихся мастеров своего времени. Для утверждения на заводе стиля ампир были приглашены лучшие живописцы из Севрской фарфоровой мануфактуры. Однако, русский ампирный фарфор существенно отличался от севрского, служившего в то время эталоном художественных достижений в Европе.

Русский фарфор не столько прославлял деяния императора, а явился отражением национальных тем и сюжетов в искусстве, как , например, «Гурьевский» сервиз, ставший одой народу — победителю в Отечественной войне 1812 года. Отечественная война послужила и рождению серии «военных тарелок», изображавших солдат и офицеров в мундирах всех родов войск. Широкое распространение получила и портретная живопись. На Императорском заводе вошло в обычай изображать на чашках коронованных особ и известных деятелей того времени. Особенно прославленных полководцев.

Начиная с эпохи Александра I и до конца 60-х годов ХIХ века, особое место в выпуске завода занимали вазы. Золото стало одним из излюбленных декоративных материалов. Живопись была главным образом видовой и батальной. Вторую по значимости группу изделий составили дворцовые сервизы.

1796-1825

1796-1825

1894 - 1912

 

В годы царствования последнего российского императора Николая II (1894–1917), благодаря техническим новшествам предыдущего периода, завод достигает образцового состояния в техническом и технологическом отношениях. Богатство художественной технологии является гордостью завода, а в дальнейшем, в годы первой мировой войны, служит рождения целых отраслей химического и электротехнического фарфора.

В числе крупных заказов были два, сделанные императрицей Александрой Федоровной, под патронатом которой находился завод после его провала на Всемирной парижской выставке в 1900 году. Это сервизы «Александринский» и «Царскосельский». По заказу Николая II завод изготовил серию «военных тарелок» с изображением войск в мундирах времени Александра III и скульптурную серию «Народы России» по моделям П. Каменского. Серия продлевала во времени начинание Екатерины II и служила идее утверждения русской государственности. Отличительная черта фигур — их этнографическая достоверность.

С середины 1900-х годов устанавливаются связи завода с художниками объединения «Мир искусства» К. Сомовым, Е. Лансере, С. Чехониным, способствовавшие утверждению неоклассики.

1825-1855

1825-1855

Довоенные годы

 

В 30-е годы, с началом культурного строительства в СССР, на Ленинградском фарфоровом заводе открывается первая в стране художественная лаборатория. Под руководством ученика К.Малевича, Н.Суетина творческий коллектив предприятия создает новый стиль советского фарфора, созвучный «социалистическому быту».

Талантливый художник и руководитель, H.Суетин органично воплотил супрематические идеи с мирискуксническим декоративизмом и реалистическим отображением мира природы.

Индивидуальные особенности творчества А.Воробьевского, И.Ризнича, М.Моха, Т.Безпаловой, Л.Протопоповой, Л.Блак, А.Яцкевич, С.Яковлевой и других, на многие годы определили облик ленинградского фарфора с его чистотой и мягкостью форм, выявленной белизной материала, конкретностью образов в росписи и сочностью красок.

Установки социалистического реализма на решение идеологических задач и официальный стиль государственных заказов 1930–1950 годов в фарфоре на ЛФЗ не получили одиозного характера. Спасли вековой опыт изготовления парадных ваз, картинной и портретной живописи, великолепное профессиональное мастерство.

1894-1917

1940-2006

Наши дни

 

Бережное использование наследия прошлого, непрерывность развития и постоянное обновление традиций художественного творчества и сегодня являются неотъемлемой чертой петербургской школы искусства фарфора.

Это можно увидеть в работах Т.Афанасьевой и Г.Шуляк, Н.Петровой и О.Матвеевой, М.Сорокина и С.Соколова и др., каждый из них нашел свой творческий почерк в искусстве фарфора, что позволяет создавать продукцию с маркой «ИФЗ» живописно разнообразную и эмоционально образную. А заводу — сохранять свою отличительную особенность, продолжая оставаться заводом искусства фарфора.

По мнению авторитетного историка русской художественной культуры Л.В.Андреевой, чьи исследования по фарфору использованы в данном материале, русский фарфор последних десятилетий со свойственным ему романтизмом, обращенным к национальной культуре во всей ее полноте — одно из живых и творческих явлений европейской художественной культуры второй половины ХХ века. А Императорский фарфор  — одна из самых ярких и привлекательных страниц этого явления.

1762 - 1801

 

С воцарением Екатерины II ( 1762–1796 ) мануфактура была реорганизована и с 1765 года стала называться Императорским фарфоровым заводом, с поставленным перед ним задачей — «удовольствовать всю Россию фарфором».

Большое влияние на русский фарфор оказала деятельность талантливого французского скульптора Ж.Д.Рашета, приглашенного на ИФЗ модельмейстером. При нем на заводе утвердилось влияние французского искусства, где господствовал классицизм.

Конец ХVIII века стал временем расцвета русского фарфора, а Императорский завод — одним из ведущих в Европе. Вершину славы Императорского завода составили заказанные Екатериной II роскошные сервизные ансамбли — «Арабесковый», «Яхтинский» , «Кабинетский», насчитывающие до тысячи предметов. Центральную часть ансамблей занимали настольные скульптурные украшения, прославляющие деяния императрицы.

Аллегорическая живопись также прославляла добродетели Екатерины и отражала события ее царствования.

С одобрения императрицы на заводе изготовили серию скульптур «Народы России» (около ста фигур), расширенную в дальнейшем типажами петербургских промышленников, ремесленников и уличных торговцев. В большом ассортименте завод выпускал вазы. Живопись гармонично сочеталась с формой, подчеркивая белизну фарфора и теплый тон блестящей глазури.

для Двора

для Двора

1825 - 1894

 

В александровскую и николаевскую (1825–1855 ) эпохи были изготовлены сервизы почти для всех резиденций Петербурга. Они отличались различными стилевыми направлениями. В числе других заявило о себе «русское» направление. По проектам ученого-археолога, знатока русских древностей Ф.Солнцева на заводе был сделан сервиз для Большого Кремлевского дворца в Москве и сервиз Великого князя Константина Николаевича (ВККН).

Николаевский фарфор отличался виртуозной живописью. На вазах воспроизводились полотна старых мастеров — Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, Корреджо, Мурильо и др., в основном из коллекции Эрмитажа. Копии поражали точностью и тонкостью пунктирных линий.

Гамма цветов, чистота и блеск красок в полной мере были адекватны оригиналу. Развитие получили также портретная, иконная и миниатюрная живопись на вазах и пластах. Первенство завода в живописи по фарфору было подтверждено получением дипломов на всемирных выставках в Лондоне, Париже и Вене.

В 1844 году, к столетнему юбилею Императорского фарфорового завода, здесь основали музей, пополненный вещами из кладовых Зимнего дворца (решение изготавливать вещи в двух экземплярах — один для двора, другой — для музея, было принято лишь при императоре Александре III).

В отличие от своих предшественников, Александр II (1855–1881) личного интереса к заводу не проявлял. В 70-е годы производство фарфора сократилось, сохранялись лишь праздничные пасхальные и рождественские поднесения ко двору, установленные еще при Павле I, завод продолжал работать на пополнение сервизов дворцовых кладовых.

Размеры изделий были уменьшены, отделка и декорирование стали гораздо скромнее. При всем разнообразии форм, это были в основном копии старой европейской и восточной керамики. Появилась идея о закрытии «бесполезного и убыточного» предприятия.

1796-1825

1825-1855

1920-е годы

 

В 1918 году предприятие национализировали. Теперь уже Государственный фарфоровый завод перешел в ведение Народного комиссариата просвещения, который поставил задачу сделать из бывшей придворной мануфактуры «испытательную керамическую лабораторию республиканского значения», вырабатывающую «агитационный фарфор в высоком смысле этого слова революционный по содержанию, совершенный по форме, безупречный по техническому исполнению».

Художественная политика завода явилась составной частью ленинского плана монументальной пропаганды с его четко очерченными идейно — художественными принципами искусства фарфора.

Фарфор 20-х годов ХХ века — это, пожалуй, одна из самых интересных и удивительных страниц в истории декоративно-прикладного искусства, исторически правдиво, в совершенной художественной форме отразившего настроение первых лет пролетарской революции.

Под руководством С.Чехонина, которого впоследствии стали называть «мастером советского ампира», в создании агитационного фарфора принимали участие А.Щекотихина– Потоцкая, Н.Данько, В.Кузнецов, М.Лебедева, М.Адамович и др. С фарфором 20- х годов связаны имена Б.Кустодиева, К.Петрова–Водкина, М.Добужинского… ставших всемирно известными К.Малевича и В.Кандинского.

1851-1881

1894-1917

Период после ВОВ

 

В 60-е годы, годы «хрущевской оттепели», искусство вновь обратилось к девизам 20-x годов: «Искусство — в быт» и «Искусство — в производство». После помпезности и чрезмерного украшательства сталинского периода, вернулся интерес к белому фарфору, к работе над формой и конструктивному лаконизму геометрических объемов.

В эти годы особенно активно работают на заводе такие художники и скульпторы как Э.Криммер и А.Лепорская, В.Семенов и С.Яковлева, формируется творчество самобытного и большого мастера В.Городецкого. Активно заявляют о себе выпускники 50-х годов ЛВХПУ им. В.И.Мухиной — С.Богданова, К.Косенкова, Н.Павлова, Н.Семенова, В.Жбанов, П.Веселов и др. В число ведущих мастеров декоративно-прикладного искусства страны выдвигаются Н.Славина и И.Олевская, которые расширили представление о фарфорe созданием грандиозных многопредметных композиций.

2017

2017

Дмитрий Виноградов

 

Два талантливых друга-студента - Дмитрий Виноградов и Михаил Ломоносов... Оба совершили важные открытия в своей жизни. Но если к Ломоносову судьба была благосклонна, и открытия принесли ему всемирную славу и успех, то Виноградов за свой величайший труд не удостоился ни одной, даже самой малой благодарности и умер в нищете, когда было ему всего 38 лет.

Родился Дмитрий в древнем Суздале примерно в 1720 году, здесь прошло все его детство. Отец, священник Богородице-Рождественского собора, заметив склонности сына к наукам, отправил его учиться в Москву в Славяно-греко-латинскую академию, в то время являющуюся единственным высшим учебным заведением в России. Там Дмитрий оказался в одном классе с Михаилом Ломоносовым. Вскоре они стали лучшими друзьями, оба были очень талантливы. В дальнейшем их направили продолжать образование в Петербург в созданную к тому времени по указу Петра I Академию наук. В 1736 году их обоих отобрали для учебы горному делу и металлургии в Германии. Дмитрию тогда было всего лишь 16 лет.

Через восемь лет Дмитрий вернулся в Россию. Здесь он блестяще прошел аттестацию, получив звание горного инженера (бергмейстера). Но трудиться молодому инженеру пришлось совсем в другом направлении. По указу императрицы Елизаветы Петровны его привлекли к секретной работе по изготовлению фарфора.

Долгое время, начиная с VI века, фарфор умели делать лишь в Китае. В Европе же получить его смогли лишь в XVIII столетии благодаря немецким алхимикам, трудившимся над этим не один десяток лет. Секрет саксонского фарфора также тщательно скрывался.

Императрица мечтала о создании отечественного фарфора (чем мы хуже немцев?). Для этой цели в Петербург был приглашен немец Гунгер, присматривать за которым назначили барона Черкасова, а в помощники немцу определили Виноградова. «Причина моего определения к сему делу была та, что я послан был в Немецкие земли для изучения между прочими науками химии и металлургии, которые с работами при порцелиновом деле сходство имеют». К тому же во время учебы в Германии он познакомился с оборудованием, используемым при производстве фарфора.

Но Гунгер оказался самым настоящим аферистом. С Виноградовым он ничем не делился и целых два года морочил всем голову. Так и не дождавшись обещанного фарфора, Гунгера выгнали, а вместо него работу поручили Виноградову. И он блестяще с ней справился – за короткий срок умудрился получить фарфор, не уступавший по своему качеству китайскому.

И хотя путь его к этому открытию был невероятно трудным – ведь никаких готовых рецептов не было, до всего приходилось доходить самому экспериментальным путем – подбирать глину, краски, глазурь для росписи, режим обжига, - Дмитрий к 27 годам уже получил свой первый образец.

Чтобы сохранить свои наработки в тайне, Дмитрий все записи делал, используя смесь из нескольких языков – латинского, древнееврейского, немецкого…

Казалось бы, после этого величайшего открытия Виноградова должны были ждать слава и награды. Но вышло совсем не так. Отныне вся его жизнь была подчинена лишь работе, Черкасов его никуда не выпускал, только требовал от него фарфора еще и еще… Виноградов уже проклинал свое открытие. Черкасов дошел до того, что приказал приковать Виноградова цепями около печи, чтобы тот не смог убежать и выдать свой секрет. Бывало, что его секли плетьми наравне с подмастерьями, если что-то шло не так. Дмитрий, по своей природе легкий, веселый и свободолюбивый человек с высокой самооценкой, не мог cтерпеть таких унижений и издевательств. Вскоре он заболел и умер.

До наших дней сохранилось лишь девять его изделий - тончайшие чашечки и табакерки с монограммой «W». И находятся они в Эрмитаже и Русском музее.

В родном Суздале его именем названа одна из улиц в центре города, недалеко от Кремля.

 

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/111217/36986/